Сайт cambodiaguide.ru недоступен

Запрашиваемый вами сайт на данный момент недоступен.

Возможные причины недоступности данного ресурса:

  1. задолженность на абонентском счете (по состоянию на 28.04.2017)
  2. содержимое сайта нарушает правила пользования услугой хостинга
  3. нагрузка ресурса на сервер
  4. домен cambodiaguide.ru не прикреплен в панели управления хостингом
  5. домен cambodiaguide.ru прикреплен в панели управления хостингом менее 30 минут назад
  6. домен cambodiaguide.ru находится на паркинге

Вы являетесь владельцем сайта cambodiaguide.ru?

Да, я владелец этого сайта Нет, я здесь случайно

Хотите быстро разблокировать сайт?

Произвести экспресс-оплату
Необходимость — отговорка тиранов и предмет веры рабов.
Все мои дороги в Арктику прошли через Мурманск!
Бог — джентльмен. Он благосклонен к блондинкам.
Быть звездой мне нравилось. Разве не мечтает об этом каждая артистка? Я хотела кататься так, чтобы после меня и смотреть ни на кого не хотелось. Вот какая вершина была передо мной. Приблизилась ли я к ней? Нам ставили «шестерки», о нас писали, о нас сняли фильм, нас одаривали лестными эпитетами. Я знала себе цену как спортсменке, как фигуристке. Но что касается совершенства нашего танца, моего исполнительского мастерства, тут я не обольщалась. Решающее влияние на мою способность к трезвой самооценке оказал ГИТИС. Там, в институте театрального искусства, меня оценивали по совсем иным критериям. У нас был преподаватель Петр Антонович Пестов, он вел класс. Когда он меня видел, у него судорогой сводило лицо и портилось настроение на весь день. «Пахомова, – говорил он, – а у вас нет сейчас тренировки? Нет? А я так надеялся...»
Публика ходит в театр смотреть хорошее исполнение хороших пьес, а не самую пьесу: пьесу можно и прочесть.
Упорство в научном исследовании приводит к тому, что я люблю называть инстинктом истины.
Но без вольности пользоваться, что оно значит? Равно и вольность сия не может существовать без права; ибо тогда не имела бы она никакой цели; а потому и очевидно, что нельзя никак нарушать вольности, не разрушая права собственности, и нельзя никак разрушать права собственности, не нарушая вольности.
Конечно, у вратаря обычная работа. Представьте - приходите вы на работу, делаете маленькую ошибку и тут же над вашим столом загорается красный фонарь и 15,000 людей немедленно вопят на вас
«Очерки по истории Смуты» не только дала мне степень доктора, но, можно сказать, определила мое место в кругу деятелей русской историографии.
Работа в театре не приносила мне полного удовлетворения, и я все время мечтала о кино. Я попыталась осуществить свою мечту, сняться в фильме и отправилась на киностудию. Там попала в длинную очередь претенденток на роль в очередной картине. Наконец оказалась перед режиссером — человеком со взглядом решительным и суровым. Когда он поглядел на меня беспощадным профессиональным взором, я почувствовала себя как бы сплюснутой между предметными стеклами микроскопа.
Живите сами, без меня; я поставлю вам игумена, а сам хочу жить один, как привык к тому прежде. (своей братии)
Богатый своего времени вельможа и страстный охотник до лошадей, он не ограничился поверхностными познаниями, как ныне многие коннозаводчики, но, будучи за границей, сам слушал лекции профессоров ветеринарной школы и обозревал лучшие коннозаводческие учреждения в различных государствах. (современники Орлова о нем)
Нам нужна маленькая победоносная война, чтобы удержать Россию от революции.
Люди несчастные часто становятся суеверными.
Все это бумажный героизм, братишка! Шлепнуть себя каждый дурак сумеет всегда и во всякое время. Это самый трусливый и легкий выход из положения. Трудно жить - шлепайся. А ты попробовал эту жизнь победить? Ты все сделал, чтобы вырваться из железного кольца? А ты забыл, как под Новоград-Волынском семнадцать раз в день в атаку ходили и взяли-таки наперекор всему? Спрячь револьвер и никому никогда об этом не рассказывай! Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. Сделай ее полезной.
(Из романа "Как закалялась сталь")
Люди используют штуки, называемые телефонами, потому что они ненавидят быть вместе, но очень боятся оставаться одни.
Надо сильно чувствовать, чтобы другие чувствовали.
Надежда — последний осадок, выпиваемый нами со дна чаши горечи.
Лёня рядом, всё хорошо, вдруг выступает из Донецка секретарь обкома Качура и вносит предложение совместить посты генсека и Председателя Президиума Верховного Совета. Я обалдел. Спрашиваю: „Лёня, что это такое?“. Он говорит: „Сам не пойму, но видать, народ хочет так, народ“. (Подгорный так описывал своё смещение)